Письмо вождям Российской Федерации

Олег КашинМои коллеги уже писали вам открытые письма по моему поводу. Вы (и тем более ваш Следственный комитет) никак не ответили, но это как раз понятнее всего; вас просили «разобраться», но нужды в этом нет, я прекрасно понимаю, что вы давно «разобрались» и давно знаете, что ваш губернатор Турчак — инициатор уголовного преступления в отношении меня, того самого преступления, о котором один из вас говорил мне, что обещает оторвать головы его участникам и организаторам. Это преступление давно раскрыто, вы это знаете, и я не вижу смысла делать вид, что вся проблема в том, что вы должны «разобраться». Повторю, вы уже разобрались, ваше решение понятно.

Вы решили встать на сторону своего губернатора Турчака, вы покрываете банду громил и убийц, в которую входит Турчак. Наверное, мне, человеку, пострадавшему от этой банды, было бы логично возмущаться по этому поводу и говорить, что это нечестно и несправедливо, но я понимаю, что такие слова вызовут у вас только смех. Российские законы принимаются и исполняются под полным и безусловным вашим контролем, но вы не в состоянии следовать даже своим собственным законам. Каждый раз обнаруживаются обстоятельства, которые выше закона. Как изящно сформулировал спасающий сейчас Турчака и его партнера Горбунова следователь Соцков, которому отдали мое дело и который его старательно разваливает — есть законодательство, но есть руководство, и воля руководства всегда сильнее любого закона. Строго говоря, он прав в своей оценке реальности — ваша воля в России сильнее закона, и простой факт следования законности оказывается недостижимой фантастикой.

Следователя Соцкова я знаю уже не один год. Человек моего поколения, когда-то был журналистом на «Народном радио». Мне нетрудно представить его первокурсником юрфака, изучающим римское право — восторженным, честным, мечтающим изменить мир. Во что он превратился теперь? В перепуганного чиновника, мечтающего досидеть на своем месте до пенсии и потому готового на любые гнусности, в том числе и уголовно преследуемые. Кто сделал его таким? Вы и сделали.

Пятнадцать лет вашего царствования почему-то принято оценивать только в каких-то материалистических категориях. Нефть стоит столько-то, доллар столько-то, ВВП вырос на столько-то процентов и так далее. Но дело не в нефти и не в ВВП. История оценит ваши пятнадцать лет именно с точки зрения судьбы таких, как Соцков — это вы проложили ему путь от восторженного первокурсника, читающего после лекций новости на оппозиционной радиостанции, к цинику в погонах, вслух признающемуся в том, что воля ваших подчиненных — его начальников, — для него, следователя и офицера, выше любого закона. Я не имею права его осуждать. Перед глазами у него — пример его коллеги и товарища Алексея Сердюкова, заслуженного следователя, совсем недавно посадившего махачкалинского Амирова, а теперь фактически лишенного работы за то, что он посмел раскрыть мое дело, в котором фигурирует имя Турчака.

Ваш выбор между Сердюковыми и Соцковыми — он принципиален, конечно. Первые вам не нужны, а вторые — ваша самая надежная опора, и чем гибче будут их хребты, тем спокойнее будет вам. Ваши пятнадцать лет — не льстите себе, это не время возрождения России или вставания с колен, это время самой масштабной моральной катастрофы, пережитой нашим поколением. Персональную ответственность за эту катастрофу несете вы.

В современном российском обществе любой, даже самый очевидный вопрос о добре и зле оказывается неразрешимым. Можно ли воровать? Можно ли обманывать? Убивать — это этично или нет? На каждый такой вопрос в России теперь принято отвечать, что все не так однозначно. Вашими стараниями нация деморализована и дезориентирована. Ложь и лицемерие — удобный для вас инструмент управления массами, вам это выгодно и удобно, но каждый случай использования этого инструмента становится болезненным ударом по всему обществу, и каждый очередной удар может оказаться смертельным. Вы решаете свои текущие проблемы, не обращая внимания на то, что роете яму самим же себе. «Все не так однозначно», — это вам хором ответит толпа, от которой вам когда-нибудь придется убегать. Я догадываюсь, что вы боитесь этой толпы, но просто имейте в виду, это же вы ее создали, и винить кроме вас самих — некого. Высшая доблесть для вас — говорить «это не мы», даже если вас ловят за руку. Вы всерьез хотите остаться в истории положительными героями, будучи носителями такой повадки?

Изолировав себя и свой номенклатурный класс от общества, вы изолировали себя и от реальности. Мы, по нашу сторону разделяющей нас с вами стены, каждый раз вздрагиваем, когда очередной ваш соратник, желая показать себя мыслителем, выходит на трибуну и рассказывает о «чипизации населения», «евроатлантическом заговоре» или «клеточной войне». Мы еще сохранили способность удивляться таким словам, вы же, в своей изоляции, только их и слышите и только им и верите. Ваши суеверия и мистицизм, картина мира читателя восьмидесятнического самиздата «про масонов» и ваше псевдоправославие, от которого пришел бы в ужас и Христос — все это давно превратило вас в тоталитарную секту, и, что важно, ваше сектантство помножено на знакомую вам, вероятнее всего, по Петербургу девяностых уголовную этику. Именно это сочетание сектантства и гангстерских представлений о благородстве по отношению к «своим» заставляет вас между законом и Турчаком выбирать Турчака.

И если бы только Турчака. В этом году нам пришлось выучить имя Руслана Геремеева — мы выучили его благодаря вам, потому что это благодаря вам максимальным преследованием, на какое могут рассчитывать эти люди, оказываются публикации «источников Росбалта», а не протоколы уголовных дел. Нынешняя Чечня, которую принято называть кадыровской, на самом деле ваша — это вы ее создали, и это она для вас стала идеальным образцом той России, которой вы хотели бы править, остальным регионам остается только подтягиваться до ее уровня, как сейчас подтягивается турчаковский (и тоже на самом деле — ваш) Псков. Вы посадили всю правящую верхушку Коми и делаете вид, что банда во главе субъекта федерации — это аномалия, хотя сами прекрасно знаете, что Гайзер — типичный для вашей системы губернатор, и Коми — типичный регион, и Кущевская — типичная, а не аномальная станица. Россия досталась вам со словом «федерация» в названии государства, но хороша федерация, если вы раздариваете регионы своим знакомым, детям друзей или даже случайным бандитам, основываясь только на принципе личной преданности. В «том самом» интернет-диалоге с Турчаком я назвал его назначение оскорблением, нанесенным федерализму, но это была неудачная фигура речи — сегодня в России все, что формально называется федерализмом, оскорбляет и граждан, и закон, и здравый смысл. И это тоже ваша, а не чья-то еще, персональная ответственность. Любой, кто придет после вас, будет вынужден с нуля создавать Россию заново, и это единственная ваша историческая заслуга, на которую вы потратили свои пятнадцать лет. Ваше любимое и единственное, других нет, оправдание — это девяностые, но важно понимать, что вы сохранили и упрочили все, за что принято ненавидеть тот период. Вы ничего не исправили, вы все усугубили.

Вам нравится считать себя наследниками империй, царской и советской. Но цари вешали уголовных преступников, а не раздавали им губернии. Вы гордитесь своим неосоветским милитаризмом, но если бы создателю советского ВПК Устинову кто-нибудь рассказал, что избиение человека арматурой можно провести через бухгалтерию как реальный оборонный проект и оплатить из средств гособоронзаказа, он бы решил, что ему рассказывают злой антисоветский анекдот. Ветераны турчаковского завода рассказывали мне, что двадцать лет назад юный будущий губернатор ездил по территории предприятия на черной «волге», расстреливая из пистолета бродивших по заводу кошек — вот из таких деталей будет состоять портрет вашего времени и вашей номенклатуры, и у вас нет оснований рассчитывать на большее. Ваша основная проблема состоит в том, что вы просто не любите Россию, относясь к ней как к попавшему в ваше распоряжение ресурсу, но, что бы ни говорили вам ваши духовники, вот этого вам Бог как раз не простит.

В последние дни я много раз слышал, что весь шум вокруг моего дела поднят в рамках какой-то борьбы окружающих вас группировок. Это тоже примета навязанной вами нам системы координат — ничего не бывает просто так, за всеми кто-то стоит, везде существует заговор. Будучи участником этого так называемого заговора, я могу сказать, что борьба группировок, конечно, идет, но общая цель всех группировок — спасти вашего губернатора Турчака и его партнеров от уголовного преследования. Полагаю, эту борьбу можно считать выигранной. Я прекрасно вижу, что максимум, что может грозить Турчаку — тихая отставка, максимально разнесенная по времени с любыми движениями по моему делу. Это единственная справедливость, на которую может рассчитывать гражданин, и это значит, что ни на какую справедливость вообще ваша система не способна. Дело ваше, но комфортно ли вам самим жить, понимая, что и вам рано или поздно на справедливость и закон рассчитывать не придется?

Письмо вождям Российской Федерации: 1 комментарий

  1. Вот я думаю, что все-таки российско-советская разновидность диктатуры способна адаптироваться и эволюционировать.

    Смотрите: сорок два года назад Солженицын написал свое знаменитое «Письмо вождям». Это был фурор! ЦК КПСС, его идеологический отдел, Пятое управление КГБ, Союз Писателей СССР и т.д., короче вся идеологическая, пропагандистская, охранительная и карательная машины Советского Союза забились в истерике.

    Были посадки за хранение текста. За его распространение. За его чтение. Арестовывались копировальные машины. Ужесточился контроль над пишущими машинками. Ксеркоксы закрывались ночью под замок и опечатывались.

    На Солженицына накинулись специально обученные армии журналистов, писателей, деятелей культуры. Даже в школах проводили пятиминутки ненависти и рассказывали, что вот есть такой Солженицын — враг нашего народа и нашего строя.

    Власти казалось, что вот прочтет этот текст простой советский человек — и все: пропала советская власть. Разуверится в ней простой советский человек и пиши — пропало дело социализма…

    Более того: коммунистическим вождям того времени было, похоже, даже обидно, что про них так думают. Они, мол, день и ночь жилы рвут, для народа стараются, а тут какие-то злопыхатели клевещут на честных большевиков…

    А нынешняя власть намного более толстокожая и менее впечатлительная. Вот написал Кашин новое «Письмо вождям-2″. Не буду анализировать его литературные достоинства: пусть даже и подстать солженицинскому (тут вопрос вкуса). И что? Ничего…

    Ни тебе массового изъятия копировальной техники, ни тебе запрета на продажу смартфонов и компьютеров. Ни тебе блокировки Фейсбука. Ни тебе высылки Кашина в 24 часа из России в его любимую Швейцарию. Даже Песков никак ничего не прокомментировал.

    Цент «Э» — не «повернул головы кочан». Телеканалы не дали гневной отповеди. В детсадах не прошли утренники со сжиганием кашинского портрета. Ничего не случилось вообще!

    И ведь не сказать, что Кашин малоизвестный журналист. Нет, известный и даже очень. И не сказать, что это его письмо никто не прочитал. Нет, прочитали десятки тысяч людей. А прочитают еще — сотни тысяч.

    Так в чем же дело? Почему такая флегматичная реакция власти? Им что, не страшно, что простой россиянин в ней разочаруется? Что в его голове этим письмом будет посеяно сомнение? Что он может как-то пересмотреть свое к власти отношение?

    Нет, не страшно. И это признак того, что власть за эти сорок три года мутировала и стала намного более приспособленной к реальности. Что значит — более приспособленной? А то и значит, что власть поняла, что вся эта свистопляска не имеет никакого значения.

    Вы считаете, что мы воры? Да мы, собственно, это особо и не скрываем. Вы считаете, что в России есть люди, для которых закон не писан? Да, конечно есть. И вы это знаете и мы специально и особо много раз демонстративно это вам подчеркивали. Вы считаете, что нам на вас насрать? Ну, наконец-то вы поняли наше к вам реальное отношение. А то мы уже думали, что вы все непроходимые тупицы.

    Усвойте, дебилы: нам по хер, что вы о нас думаете. Читайте по буквам: п-о х-е-р. Понятно? Что мы будем делать в связи с этим кашинским письмом? Ничего. Вы все правильно поняли. Мы не будем делать ничего. Мы даже его читать не будем. Нам безразлично все это.

    Есть это письмо или его нет, от этого наше к вам отношение не поменяется: мы как душили вас, так и будем душить, как держали за свиней и козлов — так и будем держать. А если кто-то из вас варежку на нас разинет по-серьезному, так мы его убьем. Просто убьем — и все. А цидульки ваши пишите сколько вам влезет: бумага все терпит. Малявки свои убогие строчите, горемычные…

    Больно много чести про вас пионерам рассказывать. Поорете, поорете да и заткнетесь: устанете. А нам по фиг: собака лает — караван идет. А знаете, почему мы так за сорок два года изменились? А потому, что мы поняли то, что не понимали раньше: никакой нации — нет.

    Вот Кашин пишет — «вы деморализовали нацию». Деморализовали, это правда. Но не нацию. Нацию деморализовать невозможно: она свою мораль самовоспроизводит в каждом своем элементе сама. Нация ее хранит. Собственно мораль — это имманентное свойство нации. Ее нельзя у нации отнять. Нельзя ее разрушить. Иными словами: нация без морали — не нация.

    Таким образом, мы деморализуем сброд, толпу. Только лишь сброд и можно деморализовать. Так вот: крупнейшим нашим открытием последних сорока двух лет стало то, что мы обнаружили важное обстоятельство: в России нет никакой нации.

    Почему так получилось? Ну, здесь вы видимо, правы: сто лет геноцида сделали свое дело. Может быть, конечно, дело еще сложнее, и все началось еще раньше, но это уже не имеет значения. Той резни, которую устроили наши предшественники — ее одной достаточно, чтобы уничтожить любую нацию. Даже самую здоровую и полную сил.

    Но так или иначе, но нынешняя российская власть взяла Бритву Оккама и отсекла все лишнее. И не плодит сущности без нужды. Так она поняла одну важную вещь: идеология — вещь чрезвычайно неудобная. Имея идеологию, неизбежно скатываешься в доктринерство, и тем самым лишаешь себя оптимального выбора, поскольку эффективное решение может лежать и за пределами идеологических границ.

    По этой же причине она отказалась и от морали (мораль — это разновидность идеологии). Голый прагматизм власти привел ее к неожиданному выводу: самый лучший способ управления — это подкуп большинства и насилие над меньшинством. Все. В это и начало, и конец всей властной кухни.

    Если ты подкупил большинство, то они схавают любой твой фортель. Поскольку они сами лишены морали, они считают вполне логичным, что ее нет и у власти. Более того, наличие морали у власти такая публика воспринимает как слабость и слюнтяйство.

    К чему я все это? А к тому, что никакие увещевания власти ничего не дадут. И все эти «письма..» — жуткий наивняк и даже, в некотором роде — позерство. Человеку дали железной палкой по голове — и он прозрел… А если бы не дали?

    И вот эта апелляция к отсутствующей сущности: некоему «народу». Ах, не трогайте народ, не издевайтесь над ним, не деморализуйте его, не дезориентируйте…

    Короче. Мы имеем дело с полным и абсолютным злом. Злом, которое сбросило с себя все фиговые листки и надело часы за миллионы рублей. Зло, которое кичится тем, что оно — зло. Которое именно злом себя и осознает. Они фактически даже и церковь себе создали — сатанинскую. С явными и очевидными фактами прямого богохульства и издевательства над учением Христа.

    Писать этому злу письма — не только бессмысленно, но даже и нечестно по отношению к злу. Оно ведь с тобой играет честно: прямо говоря, что тебе не на что рассчитывать. А ты сам себе врешь, пытаешься убедить себя и окружающих, что диалог возможен, что нужно лишь, чтобы тебя власть услышала…

    И, кроме того, что это нечестно по отношению к злу, это еще и предательство добра. А если мы его предаем, то оно исчезает…

Комментарии запрещены.